Оленья доля

0
114

В Двинско-Пинежском заказнике Архангельской области началось изучение популяции диких северных оленей. Для этого в летних местах их обитания, выявленных по космическим снимкам, установили фотоловушки. Ранее подобные наблюдения, которые помогают определить численность поголовья, успешно опробовали в Шиловском заказнике Поморья. Как отмечают во Всемирном фонде дикой природы, такой мониторинг очень важен, поскольку популяция северного оленя резко сократилась во всех российских регионах, где он обитает.

На Северо-Западе этих животных можно встретить в Архангельской и Мурманской областях, Карелии, Республике Коми и Ненецком округе. При этом в НАО насчитывается гораздо больше домашних оленей, которых не надо путать с дикими собратьями: они отличаются даже внешне и питаются разным кормом.

— Популяция дикого северного оленя находится в глубокой депрессии, — отмечает старший научный сотрудник лаборатории биоресурсов и этнографии ФИЦКИА УрО РАН, ведущий специалист Водлозерского нацпарка Виктор Мамонтов. — В 1970-е годы на севере Европейской части России насчитывалось более 40 тысяч особей. Только в Архангельской области и НАО было 19,5 тысячи оленей. Примерно столько же обитало на Кольском полуострове. Уменьшение популяции началось на рубеже 1980-1990-х годов. Главными причинами стали браконьерство и сокращение мест обитания — вырубка лесов. Как раз в то время появилась снегоходная техника и ослаб контроль за ведением охоты. В результате сегодня общая численность дикого оленя едва превышает десять тысяч на весь Европейский Север.

По данным ученых, в Поморье она сократилась до полутора-двух тысяч особей. Поголовье держится в основном на особо охраняемых природных территориях. Так, в Республике Коми насчитывается более четырех тысяч диких оленей, при этом половина из них обитает в нацпарке «Югыд ва» и Печоро-Илычском заповеднике. В Мурманской области западная популяция сосредоточена в Лапландском заповеднике, созданном специально для ее сохранения, — это примерно тысяча голов. На востоке Кольского полуострова, где развито оленеводство, не ведется отдельного учета диких особей, число которых может составлять несколько тысяч. Карельская популяция насчитывает 2400 оленей, но она тесно связана с финской, животные мигрируют, и не исключено, что в учет идут зарубежные «гости».

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
В Архангельской области ссора соседей из-за шума закончилась убийством

— Назвать точную численность северного оленя сегодня проблематично, поскольку нет данных по целому ряду территорий. Для проведения мониторинга требуются серьезные финансовые и трудовые ресурсы. К примеру, мы пока не можем оценить ситуацию на стыке Архангельской области, Коми и НАО, где раньше обитало до семи тысяч особей. В этом году учет проводился только на участке Ненецкого округа, и там насчитали менее двухсот диких оленей, — подчеркивает ученый.

При этом северный олень является одним из самых значимых видов арктической фауны, поясняет заместитель директора нацпарка «Русская Арктика» Иван Мизин. Он важен как для нормального функционирования экосистем, так и для традиционного уклада жизни коренных малочисленных народов Севера.

Сохранить редкие виды помогут скоординированные действия органов власти регионов обитания оленя на СевероЗападе, природопользователей, а также работа с местным населением

В апреле этого года защитники северного оленя одержали большую победу: несколько его популяций были занесены в Красную книгу РФ. Вошел в нее и европейский подвид, включающий коми-архангельскую, карельскую, две мурманские и вятско-камскую популяции. К тому времени олени уже числились практически во всех северных региональных Красных книгах. Но несмотря на это, незаконные отстрелы фиксировались в Карелии, Архангельской области и НАО. В ряде регионов браконьеры охотятся прежде всего за пантами — молодыми рогами, которые высоко ценятся во многих странах мира.

Спасет ли оленей краснокнижная защита на федеральном уровне?

— К сожалению, надзор за соблюдением законодательства не осуществляется в должной степени на всей территории их обитания, — полагает Виктор Мамонтов. — Это огромные пространства, олени очень подвижны, а техническое обеспечение и численность соответствующих служб не всегда достаточны для их эффективной охраны. К тому же специалисты в районах большей частью заняты выдачей разрешений и оформлением прочих документов. В результате местные жители и приезжие зачастую безнаказанно истребляют оленей.

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
После смертельного ДТП на архангельском перекрестке могут поменять схему движения

Нарастает и другая угроза оленьим стадам — сокращение лесных территорий. Спасти места обитания ценных животных может создание новых заказников, которые появляются в Поморье, Карелии, Коми и Ненецком округе. Например, в междуречье Северной Двины и Пинеги сохранились старовозрастные хвойные леса, в которых олени чувствуют себя особенно вольготно. Именно там в прошлом году был создан заказник, где сейчас ведется мониторинг. Кроме того, обсуждается создание экологических коридоров на путях миграции, в которых применялся бы особый режим лесопользования, не мешающий животным.

Но с появлением ООПТ возникает новая проблема — расплодившиеся хищники, отмечает Виктор Мамонтов. На особо охраняемых природных территориях запрещено охотиться на все виды, в том числе и на волков с медведями, которые тоже сокращают популяцию оленей. По мнению эксперта, необходимо изначально разрешать охоту на хищников в таких заказниках.

Несмотря на все трудности, специалисты считают спасение популяции дикого северного оленя вполне решаемой задачей. Помимо WWF и научных организаций, в этом участвуют власти регионов и лесопромышленные компании. Сейчас в России разрабатывается единая стратегия сохранения ценного вида. Важная роль отводится межрегиональному взаимодействию.

— Животные не признают границ регионов и свободно перемещаются между ними. Поэтому для оценки стабильности популяции важно выявить связь между различными группировками оленей. Сохранить редкий вид помогут скоординированные действия органов власти регионов обитания оленя на Северо-Западе, природопользователей, а также работа с местным населением, — считает руководитель Архангельского подразделения Баренц-отделения WWF России Николай Ларионов.