Анна Кузнецова: традиционное образование нельзя заменять дистанционным

0
89

Анна Кузнецова: традиционное образование нельзя заменять дистанционным

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова в преддверии 1 сентября рассказала РИА Новости, с какими проблемами система образования подходит к новому учебному году после пандемии, произойдет ли в школах полный переход на дистанционку, что делать с обучением подростков в СИЗО и на что чаще всего жалуются российские школьники. Беседовала Мария Свердликова.

— Во-первых, это, безусловно, позорная практика, которую надо как можно скорее пресечь. Но при этом мы понимаем, что в субъектах РФ разная ситуация с финансированием и иными ресурсами, которые нужны для решения данной проблемы. По итогам мониторинга «разные столы» выявлены в 14 регионах страны. Мы обратились в правительство, работали вместе с министерством просвещения, оперативно, еще до конца 2019 года проблема была разрешена в 12 субъектах Российской Федерации, в Омской области – в начале 2020 года, в Архангельской области вопрос будет закрыт уже с 1 сентября. Важно сейчас именно из этих регионов получать обратную связь, и если вдруг эта практика возобновится, конечно, мы должны об этом узнать как можно скорее.

— Здесь хочется немного расширить ваш вопрос и говорить не только о детях с сахарным диабетом, но и о детях, которым нужно специализированное питание, у которых есть особые пищевые потребности, например, это дети с аллергиями. По результатам наших проверок можем сказать, что здесь ситуация, к сожалению, плачевная. Ресурс для решения этой проблемы есть, а механизмов, к сожалению, как минимум недостаточно. Ресурс – это закон, который подписал президент, это президентская инициатива обеспечения горячим питанием. А это значит, что пойдут средства, что они будут направлены в регионы и на этих детей в том числе. А механизма реализации, понимания, как же все-таки этих ребятишек накормить, пока до конца в регионах РФ нет. По крайней мере, наш мониторинг это показал. А мы провели достаточно серьезные исследования, к которым важно прислушаться, проанализировали более 43 тысяч образовательных организаций, охватили более 10 миллионов учащихся.В 32 субъектах РФ вообще не организовано питание таких детей, родители вынуждены их приводить, например, после завтрака и забирать перед обедом. И это никуда не годится. Мы особое значение придаем той обратной связи, которую удалось уже выстроить во многих регионах страны, – это родительский контроль. Вот если у нас будет налажено четкое взаимодействие, то и муха не проскочит, и мы обязательно узнаем, если какой-то ребенок не получает положенное по закону горячее питание, даже если формальные отчеты очень позитивные.

— Эта тема достаточно серьезная. Во время всероссийского совещания уполномоченных по правам ребенка были представлены доклады о деятельности координационных советов детских омбудсменов в федеральных округах. Так, среди основных проблем в сфере образования отмечались конфликты между участниками образовательного процесса и травля (буллинг), а также жалобы на действия/бездействие администрации образовательных организаций.

В период 2017-2019 годов, например, в Центральном ФО среди основных нарушений в сфере образования на первом месте буллинг, в Приволжском ФО наблюдается рост обращений по вопросу конфликтов в образовательных организациях между детьми, педагогами и родителями. В Южном ФО и Северо-Кавказском ФО в тройке лидеров конфликты в школах между участниками образовательного процесса, нарушение сотрудниками образовательных учреждений педагогической этики, а также несвоевременное принятие мер к решению конфликтных ситуаций. Рост конфликтных ситуаций в рамках образовательного процесса между учениками, педагогами, а также представителями родительского сообщества наблюдается и в Уральском ФО. В Сибирском ФО поступило свыше пяти тысяч обращений, в том числе вызванных конфликтами в образовательных организациях. Лишь в Дальневосточном ФО благодаря внедрению инновационных практик, обучающим семинарам для педагогов и участию уполномоченных по правам ребенка в разработке региональных программ по созданию, внедрению и развитию служб школьного примирения удалось добиться снижения численности конфликтов в школах (в 2017 году – 266, в 2018-м – 289, в 2019-м – 163).Мне хотелось бы, чтобы эта тема была на особом контроле, потому что, к сожалению, сегодня мы не обнаруживаем серьезных действенных механизмов, которые бы качественно влияли на ситуацию. В регионах мы изучали деятельность так называемых конфликтных комиссий в школах или различных служб медиации. Эти структуры порой работают совершенно формально. Бесценная возможность разрешать конфликты на ранних стадиях в школе упускается, они доводятся до точки кипения, поэтому первый путь решения проблемы – это наладить работу комиссий. Для того чтобы комиссии работали, нужны специалисты, которые могут на самом деле работать с детскими конфликтами, могут выявлять их, разбираться с ними. Здесь мы тоже, к сожалению, видим недостатки. Число психологов в образовательных организациях выросло всего лишь на 4,8 %. Это не тот темп, который нужен сегодня.

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
СПИСОК ПОМЕЩЕНИЙ ПРЕДЛАГАЕМЫХ В АРЕНДУ

— Мы знаем, что все процессы в образовании проверяются на их качество. Например, можно проверить, насколько ребенок усвоил тот или иной предмет – математику, химию, литературу, русский язык. А вот каким образом измерить или оценить эффективность воспитательной программы, вот тут я бы предостерегла от поспешных ответов. Как замерить способность ребенка на милосердие, доброту? Таких алгоритмов и критериев нет. Оставлять без оценки это направление ни в коем случае нельзя. Важно научиться правильно оценить, насколько воспитательная программа на самом деле действенна. И это не просто график походов в музей. Это должна быть системная, глубокая работа, которая предусматривает и наличие специалистов, и большую работу по разным направлениям, с учетом и возраста учащихся, и особенностей школы. Например, у нас много многонациональных и многоконфессиональных школ. Важно отразить в ней задачи, которые стоят у каждой конкретной образовательной организации, начиная с маленьких и сельских школ.— Вопрос образования для несовершеннолетних в СИЗО – в настоящее время для них предполагается только форма самообразования, однако ряд регионов в РФ закрепляет за изоляторами школы, из которых к детям приходят преподаватели. Не планируете ли вы обращаться в профильные ведомства по поводу этой категории несовершеннолетних? Как они могут подготовиться к выпускным экзаменам?

— Независимо от места образовательный процесс должен быть лицензирован. Что касается СИЗО, мы бьемся с этим вопросом, как ни странно, уже давно – года полтора точно. У меня вызывает недоумение, что он до сих пор не решен. На всероссийском совещании детских омбудсменов мы впервые озвучили этот вопрос министру просвещения.

Причина одна: образование является важнейшим фактором социализации ребенка. Мы знаем, что дети попадают в СИЗО не случайно, в большинстве своем из неблагополучных условий. Они не знают, как правильно учиться и как важно иметь знания, поэтому, безусловно, все эти предписания просто уходят в песок.

Дистанционные форматы, которые сегодня разрабатывают, представляют из себя еще один ресурс для этих детей. Вот они-то и нужны как никогда подросткам в СИЗО. Ну и, конечно, если будет возможность организовать очное образование для этих детей, какие-то формы с индивидуальными программами, это еще больше поможет вернуть этих ребят в нормальную жизнь. Они выйдут на свободу не отстающими, оказавшись на обочине жизни, а вольются в учебный процесс и смогут найти свое место в жизни. До сих пор непонятно, почему ведомства не договорились между собой. ФСИН абсолютно поддерживает нас в этом вопросе. Сейчас нас услышал министр, и мы надеемся на положительный ответ после проработки этого вопроса. Все необходимые предложения по внесению изменений в нормативные документы мы готовы дать.

Анна Кузнецова: традиционное образование нельзя заменять дистанционным

— Я считаю, что выходной в этот день не будет лишним. Это факт, и родители будут, безусловно, рады. Вопрос в том, как это будет организовано. Ведь такой повод выпадает не так уж и часто. Вот у меня, например, будет семь раз 1 сентября, семь раз я буду отпрашиваться с работы. У кого-то это будет лишь один раз, у кого-то два, у кого-то три. Я не думаю, что это может вызвать какие-то серьезные организационные проблемы. Конечно, какие-то накладки, безусловно, будут и лягут на плечи работодателей. Но 1 сентября это такой день, который все родители хотят провести рядом со своими детьми. Это важный день и для ребенка, и для семьи в целом.

У моего сына Тимофея, например, день рождения 2 сентября. А почему 2-го? А потому что я его очень просила денечек подождать, потому что мне нужно было отвести дочерей в школу. Шучу, конечно, но день рождения Тимоши на самом деле 2 сентября, поэтому бантики повязать и нагладить блузки я успела!

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
22 ИЮЛЯ СОСТОИТСЯ КОНКУРС НА СУБСИДИРОВАНИЕ ПРОЦЕНТНЫХ СТАВОК ПО ПРИВЛЕЧЕННЫМ КРЕДИТАМ

— Конечно, мы будем за этой ситуацией следить. Нельзя недооценивать риски и, казалось бы, условности. Важно, чтобы не было излишнего фанатизма в этом вопросе, чтобы все было продумано. Если это никому не полезно, например, столпотворение с одного участка школы переносится в другой, то, конечно, это никого не спасает. Есть рекомендации, которым надо беспрекословно следовать. Число заболевших во всем мире растет, и это тревожная тенденция, хотя в России ситуация меняется к лучшему. Образовательные организации уже готовы, есть и очень интересные практики того, как реализованы рекомендации Роспотребнадзора. И, наверное, первый месяц обучения покажет, какая из моделей построения безопасной образовательной среды наиболее оптимальна. Правильно будет по прошествии первых месяцев обменяться опытом, чтобы наилучшие технологии стали известны другим образовательным организациям. Конечно, на плечи педагогов ложатся новые непростые задачи и они не должны повлиять на эффективность образовательного процесса. Важно, чтобы мы с водой не выплеснули ребенка.— В большинстве школ нет постоянных медсестер, нужны ли они в период пандемии? Готовы ли вы такой вопрос поднять?

— Мне, как маме, будет понятнее и проще, если в образовательной организации будет врач – всегда, пока там находятся дети. Тем более если ребенок с особенностями, с заболеваниями. Конечно, нужен доктор. Но мы с вами прекрасно понимаем, что ситуация меняется и сейчас новый этап развития, взаимодействия медицины и образования. Эту задачу будет исполнять новый человек, для этого вводится новая должность – бакалавр школьной медицины. В его должностные инструкции будет входить все то, что входит в обязанности врача в медицинском учреждении. На мой взгляд, важно здесь быть внимательными. Медицинская помощь нужна многим детям, а если учитывать еще и особенности развития ребенка, то введение подобной должности позволит расширить и инклюзивные формы, которые сегодня недоступны во многих образовательных организациях из-за отсутствия медицины в том числе. Будем надеяться, что это позволит решить задачу.

Анна Кузнецова: традиционное образование нельзя заменять дистанционным

— Как говорят мудрые люди, нужно надеяться на лучшее, а готовиться к худшему. В данном случае, безусловно, ничто не заменит очного образования, хотя многие дети не против, как мои, например. Но я, как мама, это не приветствую. Дистанционное образование необходимо еще совершенствовать, и здесь у нас много вопросов, есть над чем работать. Пока еще нет системы, не готовы педагоги, недостаточно информационных ресурсов. И самое главное – нет достаточного технического обеспечения. А сейчас речь идет лишь об интернет-трансляции урока, но я не считаю, что это вообще можно назвать дистанционным образованием в полном смысле этого слова. На мой взгляд, важно максимально полно использовать очное образование.

Дистанционка может применяться при острой необходимости или в качестве дополнительной опции. При этом она должна быть качественной. А если говорить о сельских школах, то здесь в первую очередь важно обеспечение техническими средствами. Мы же понимаем, что школу может отрезать от образования не только пандемия, плохая связь, но и множество других возможных проблем, например, с дорогой. Мы с Генпрокуратурой твердо решили, что к началу учебного года подойдем с четкой позицией по решению транспортной доступности образовательных организаций. Не раз мы слышали об этой проблеме от региональных детских омбудсменов, также поступают жалобы и от родителей.— Анна Юрьевна, исходя из ваших обращений, на что больше всего жалуются дети в школах? Обеды? Отсутствие Wi-Fi? Большое количество домашних заданий? А родители?

— Дети жалуются на конфликты с учителями. На конфликты в классе. На еду, если и жалуются, то в основном родители.

— Первое – должны быть задействованы все имеющиеся механизмы, уже сейчас созданы структуры по разрешению школьных конфликтов – службы медиации. Но фундаментальное решение проблемы – это воспитательные программы. Большее количество времени дети проводят в школе, поэтому важно, чтобы именно здесь им было комфортно, чтобы они не ходили в школу как на каторгу. Многие дети испытывают тревогу не только из-за уроков, кого-то не принимают в коллективе, есть конфликт или недопонимание. Это необходимо преодолеть прежде всего.

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
В Архангельской области выдано 164 разрешения на вылов рыбы

— Поступают и такие жалобы. Одно из последних обращений касается педагогов в коррекционной школе – мама жаловалась на непозволительно грубое отношение к ее ребенку. По итогам проверки факты подтвердились, были приняты соответствующие меры. Конечно, мы понимаем, что сейчас принципиально важен вопрос специалистов, особенно для детей с особенностями развития. Мы не случайно начали мониторинг качества детства именно с вопросов образования. Одним из показателей качества образовательного процесса для таких детей является наличие квалифицированных специалистов, дефектологов и логопедов. И если мы посмотрим на этот показатель в масштабах страны, то увидим просто катастрофический недостаток этих специалистов. А что говорить об отдаленных детских домах-интернатах, где в программах реабилитации прописаны специалисты, которые должны в этом учреждении работать с детьми. Там их просто нет.

Важно, чтобы министерство науки и высшего образования обратило внимание на эту проблему, чтобы соответствующим образом была определена потребность в таких профильных специалистах по стране, они принципиально важны и нужны.

— Это как раз моя жалоба. Очень тяжелые рюкзаки, у нас в семье их уже пять! Учебников много, сейчас еще и рабочие тетради достаточно увесистые, а если еще набрать кучу ручек, как девчонки любят, то уже и не поднимешь портфель. Было бы правильно хотя бы в начальной школе предусмотреть возможность оставлять что-то в школе и облегчить ребятишкам ношу. Кстати, одно время моя дочка ходила в школу с сумкой-тележкой на колесах.— Не обсуждается ли формат электронной книги, куда будут внесены все учебники?

— А куда же тогда закладку класть? Нет, конечно, учебники не стоит списывать со счетов. Все-таки нужно держать в руках книгу, листать ее, учить бережному отношению к ней. Это все должно быть в школах у наших детей, хотя современные технологии обязательно надо использовать.

— Итоги мы еще не подвели, но уже понятно, что радоваться нечему. По какой причине? Уже сейчас видим тревожную тенденцию роста случаев гибели детей в результате утопления, и это на фоне общего снижения количества ЧП на воде. Ежедневно погибших детей вылавливают из водоемов. К сожалению, это страшные последствия той ситуации, о которой мы изначально говорили еще в мае, когда все только начиналось. Мы предложили организовать и разработать региональные программы по системной, тотальной занятости детей. Где-то это было сделано, где-то есть интересные практики. Мы запросили, и в ближайшее время предстоит проанализировать программы, которые приняты в этой связи в субъектах РФ. Уверена, что по некоторым регионам у нас будет позитивная практика, но по некоторым, к сожалению, ничего хорошего сказать нельзя, потому что эти страшные цифры растут до сих пор. Еще важно поддержать организации летнего отдыха. Для них это лето стало большим испытанием. Важно сохранить хотя бы то, что было, не развалить инфраструктуру и не растерять кадры. Здесь, конечно, нужна поддержка государства, и по этому вопросу мы тоже обращались к правительству.

— Мне нравится программа в Новосибирске «Все каникулы», ее задача охватить всех детей, независимо от того, поехали они в лагерь или нет. Насколько она действенна, покажут итоги года, но уже то, что она разработана и воплощается, важно и правильно.

Пандемия выявила еще одну проблему – нехватку информационных ресурсов, платформ для детей, специализирующихся на образовательном контенте. У нас есть хорошие платформы, такие как «Учи.ру», но они в большинстве своем платные. В этом году мы поддерживали бесплатную акцию на «Учи.ру» для некоторых категорий семей. Но все же хочется, чтобы это был государственный ресурс, разработанный для наших детей совместно, например, с Минкультуры, Минпросвещения, иными ведомствами и структурами. И чтобы он был не назидательным и скучным, а интересным и доступным. Родители должны быть уверены, что дети увидят там только нужное, познавательное, развивающее, развлекательное.
Источник