Пуще неволи

0
88

Новые правила охоты, вступившие в силу в этом году, запретили любительскую и спортивную добычу водоплавающей дичи на расстоянии 15 километров от береговой линии морей Северного Ледовитого океана. В СЗФО запрет коснулся Архангельской и Мурманской областей, а также Ненецкого автономного округа. Под ограничения не попали коренные малочисленные народы Севера и те жители прибрежных территорий, для которых охота — основа существования. Но даже они больше не смогут стрелять гусей на арктических островах.

 Пуще неволи

Запрет прибрежной охоты может негативно повлиять и на туристическую отрасль. Фото: Олег Ласточкин/РИА Новости

В региональные органы власти стали поступать обращения местных охотников, выступающих за снятие или смягчение запрета. Главный довод — для них это не развлечение, а важный способ пополнения продуктовых запасов. Между тем численность популяций охотничьих видов птиц не вызывает опасений.

По данным администрации НАО, в прибрежной зоне региона находятся 11 поселков, где проживает в общей сложности пять тысяч северян. Ненцы и те, кто живет охотой, составляют лишь 20 процентов от этого числа. Остальные работают в сельском и коммунальном хозяйстве, в сфере обслуживания. Среди них тоже немало охотников, которые добывали птицу только для своих семей. Дважды в год — весной и осенью — они промышляли на общедоступных охотничьих угодьях рядом с домом.

Надо отметить, что введенный запрет не распространяется на частные охотничьи угодья, но не у всех есть финансовая возможность их посещать.

— У многих жителей Ненецкого округа именно в 15-километровой прибрежной зоне имеются охотничьи избы, зачастую доставшиеся в наследство от дедов и отцов, — отмечает почетный эколог НАО, биолог-охотовед Станислав Золотой. — Чтобы не стать браконьерами, охотникам теперь придется выезжать за пределы этой зоны, что проблематично, затратно, а весной и просто небезопасно. При этом на северных островах запрещается сама возможность охоты на водоплавающую дичь для всех без исключения. В НАО такого права лишаются жители поселков Бугрино на острове Колгуев и Варнек на Вайгаче — в общей сложности 570 человек.

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
Ковидные выходные: ещё 396 жителей Архангельской области узнали, что больны коронавирусом

По мнению эксперта, вызывает вопросы зона запрета: что брать за исходную береговую линию с учетом приливов и отливов, как быть с устьями рек? Могут появиться сложности и с установлением лиц, для которых охота по-прежнему разрешена, поскольку является основой существования.

— Штатных охотников-промысловиков, которые раньше работали в колхозах и заготовительных организациях, в Ненецком округе сегодня нет. Значит, юридически нет и людей, которые живут за счет охоты. С другой стороны, можно предположить, что она стала основой существования для пенсионера или безработного сельчанина. Но никто же не сможет выдать им справку об этом, — рассуждает Станислав Золотой.

Защитники гусеобразных, выступавшие за введение запрета, отмечали, что северные острова и побережья — территория массового гнездования этих птиц. Охотники подчеркивают: весенний промысел гусей, белощеких казарок и уток на Севере длится всего десять дней и проходит до начала гнездового периода. Сроки заранее устанавливают местные власти, и порой из-за переменчивой погоды они не совпадают с пролетом пернатых. В такие сезоны добытчики возвращаются ни с чем.

Осенняя охота открывается уже после того, как птицы встанут на крыло. Она продолжается полтора месяца, но тоже не всегда бывает успешной, поскольку гуси и казарки спешат улететь до заморозков и редко делают остановки. А вот в странах Европы, где зимуют водоплавающие, на них охотятся в три раза дольше — с сентября по март.

В ненецком представительстве Баренц-отделения Всемирного фонда дикой природы пояснили, что эти птицы не входят в число так называемых флаговых видов фауны, которые оказались под угрозой исчезновения. Ученые Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики УрО РАН даже отмечают рост их численности.

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
«Единая Россия» будет инициировать увеличение финансирования проектов патриотической направленности

Под ограничения не попали коренные малочисленные народы Севера и те жители прибрежных территорий, для которых охота — основа существования. Но даже они больше не смогут стрелять гусей на арктических островах 

— В результате потепления увеличилась биопродуктивность северных водоемов и прибрежных зон, поэтому и численность водоплавающих возросла, — подчеркивает завлабораторией биоресурсов и этнографии Владимир Ануфриев. — Популяция белолобого гуся достигает почти миллиона особей, гуся-гуменника — 700 тысяч, и они продолжают расти. А численность белощекой казарки уже лет 15 демонстрирует взрывной рост. Она зимует в Нидерландах, где ее отстреливают за большой урон посевам озимых. На Севере казарке уже не хватает кормовых ресурсов, прошлой осенью из-за этого произошла массовая гибель птиц.

По данным исследователя, годовой прирост гусеобразных составляет около 30 процентов. Охотники добывают лишь один-полтора процента от их числа. Это не оказывает значимого влияния на популяцию, делает вывод Владимир Ануфриев.

В Архангельской области была популярна прибрежная утиная охота в Приморском, Онежском и Мезенском районах. Под запрет там попали абсолютно все охотники, поскольку среди них нет представителей коренных малочисленных народов.

— Охотники получают лицензии на водоплавающую дичь, а затем отчитываются о количестве добытой птицы. Анализ показал, что большинство из них не добывают и половины разрешенной нормы. То есть о каком-либо ущербе говорить не приходится. Дополнительные ограничения могут перевести законопослушных охотников в разряд браконьеров, — полагает председатель постоянного комитета парламентской ассоциации Северо-Запада России по аграрной политике и рыбохозяйственному комплексу Александр Дятлов.

Парламент Поморья предложил разрешить охоту на водоплавающую дичь всем жителям прибрежных территорий. Другие регионы поддержали эту инициативу.

Кстати

Запрет прибрежной охоты может негативно повлиять и на туристическую отрасль. В последние годы в НАО активно развивался охотничий туризм. Около тысячи жителей разных регионов страны и зарубежья ежегодно приезжали в тундру, где для них обустроили гостевые дома и базы. С введением запрета это направление, в котором занят в основном малый бизнес, может закрыться.