Равнение на больших

0
70

Поддержка малого бизнеса в сельском хозяйстве Северо-Запада резко сократилась. Возник перекос, из-за которого аграрии юга и средней полосы получают значительно больше кредитов и субсидий, чем сельхозпроизводители северных регионов, хотя именно там из-за дороговизны и сурового климата сельское хозяйство больше всего нуждается в поддержке. Об этом говорится в итогах исследования, которое провел Институт аграрной экономики и развития сельских территорий (ИАЭРСТ) Санкт-Петербургского ФИЦ РАН.

 Равнение на больших

Сегодня преференции получают большие проекты региона, в то время как малый бизнес тоже нуждается в них. Фото: Павел Львов/РИА Новости

В аграрном производстве возобладала стратегия "эффекта масштаба". Крупные агрохолдинги априори считаются более эффективными, чем средние и малые предприятия. Инвестиционные кредиты предоставляются только на крупные проекты. Поддерживая мегапроекты в животноводстве, государство создает преференции для регионов Черноземья, где есть возможность наращивать производство при меньших затратах. В СЗФО эта стратегия привела к тому, что государственная поддержка сельхозпредприятий сместилась на запад — в Калининградскую, Ленинградскую, Новгородскую и Псковскую области, отмечает старший научный сотрудник ИАЭРСТ Виктория Смирнова.

Выводы ученых подтверждает статистика. С 2012 года в агропромышленном комплексе этих четырех субъектов субсидии сократились на девять процентов. В северных регионах они снизились почти на 40 процентов. По кредитам сокращение субсидий на "западе" составило 15 процентов, на "севере" — 84 процента. Субсидии по инвестиционным кредитам, полученным сельхозпредприятиями северных областей, в 2017 году составили всего 200 миллионов рублей — менее пяти процентов от всего объема субсидий, выданных в СЗФО.

Результат "эффекта масштаба" налицо. Численность сельского населения Северо-Запада в 2019 году по сравнению с 1990 годом уменьшилась на 20,7 процента. В Мурманской области она сократилась на 43 процента, в Республике Коми — на 40,5 процента, в Архангельской области — на 40,4 процента, в Вологодской области — на 31,6 процента, в Карелии — на 18,4 процента.

В аграрном производстве возобладала стратегия "эффекта масштаба". Крупные агрохолдинги априори считаются более эффективными, чем средние и малые предприятия

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
Ночью жители Северного округа останутся без воды из-за аварийных работ на очистных

Аграрии Мурманской области соглашаются с учеными. Иван Вельмякин более 20 лет занимался производством в Заполярье перепелиных яиц, в лучшие годы на его ферме насчитывалось около 36 тысяч перепелов. Маринованные перепелиные яйца пользовались в Заполярье большим спросом. Но недавно он был вынужден закрыть свое производство. По его словам, проблемы возникли со строительством навозохранилища. Для его постройки ему был выделен участок земли в 400 метрах от реки Колы. Но проект не согласовали экологические инстанции из-за близости к реке. С выделением другого участка возникли проблемы, поскольку вокруг перепелиной фермы большинство участков были отданы под дачи. В результате — ни навозохранилища, ни перепелиной фермы.

— Надоело платить штрафы по 100-200 тысяч рублей, — рассказал предприниматель. — Проверяющие свирепствуют. К примеру, в районе Кицы есть поля бывшего зверосовхоза. Желающие пытались взять эти поля в аренду. Но стоило представителям контролирующих органов увидеть на поле муравьиную кочку, арендатору выписывают штраф за неправильное содержание земли. Лично мне обещали втрое увеличить дотации, но так ничего и не прибавили.

Со сбытом, несмотря на популярность перепелиных яиц у покупателей, тоже возникли проблемы. По словам Ивана Вельмякина, к нему обращались представители крупной федеральной торговой сети, работающей в Мурманске. Но фермер был вынужден отказать: за малейшее несоблюдение установленных ретейлером правил — например, за разглашение "коммерческой тайны" — предусмотрены штрафы до трех миллионов рублей. С местной торговой сетью работать было гораздо легче, но и она прекратила свое существование, будучи поглощена федеральным конкурентом.

С аналогичными проблемами столкнулся и Константин Герасимов, владелец небольшой фермы в поселке Пушном. По его словам, главные проблемы крестьянско-фермерских хозяйств — нехватка денег и разнообразные бюрократические препоны. Например, технический регламент Таможенного союза не предусматривает продажу сырого молока. В Мурманской области им торговать запрещено. Но в Санкт-Петербурге фермеры спокойно продают этот продукт, поставив табличку с предупреждением, что сырое молоко требует кипячения. В Тамбове и Твери купить сырое молоко тоже не проблема.

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
ИЗ РЕЗЕРВНОГО ФОНДА МЭРИИ ВЫДЕЛЕНО 531,3 ТЫСЯЧИ РУБЛЕЙ

Однако в Заполярье этот вопрос так и не решен. Остается его продавать двум молокозаводам — в Североморске и Апатитах — по 28 рублей за литр, если молоко высшего сорта. Если молоко второго сорта, то за него платят 20 рублей. При этом в рознице местное переработанное молоко стоит 70-80 рублей и более за литр.

— Со сдачей молока тоже бывают проблемы, — рассказывает фермер. — Коровы доятся по-разному, им норму не установишь. Допустим, пришла от молокозавода машина на четыре тонны. И до полного груза не хватило, допустим, полтонны. В следующий раз берут меньше. А у нас молока на полтонны больше, чем приняла машина. Один раз у меня полтонны осталось, другой раз — 700 литров, третий раз — почти тонна. Звоню на завод. Они объясняют, что большую машину отправлять нерентабельно и они готовы это делать, если я машину оплачу сам. Я понимаю, что у завода дела тоже не назовешь блестящими. Но эти проблемы надо как-то решать на государственном уровне.

Чтобы северные села развивались, без малых и средних хозяйств не обойтись

Довелось Константину Герасимову столкнуться и с административным барьером в самом буквальном значении этого слова. Согласно законодательству, все сельхозпредприятия и даже личные подсобные хозяйства должны быть обнесены забором не менее двух метров высоты, чтобы не допустить на территорию предприятия диких животных, которые могут занести инфекцию. Но строить его не на что.

— Основные разносчики заразы — крысы, мыши и голуби. Им забор не помеха. А от медведя забор не спасет, — негодует фермер. — Но за отсутствие забора меня штрафуют при каждой проверке. И бесплатно мне его не построят. Мне он нужен длиной два километра. Стоит забор примерно три тысячи рублей за метр, не считая стоимости работы. Где мне взять эти деньги?

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
ТГК-2 пообещали включить в Архангельске горячую воду до конца недели

Сельскохозяйственный "мегапроект" в Мурманской области — это государственное предприятие "Тулома", которое производит куриные яйца, шесть наименований молочной продукции, говядину, свинину и колбасу. Эта продукция отличается хорошим качеством и пользуется спросом. Но предприятие долгое время находилось в глубокой финансовой яме. Сейчас благодаря региональной поддержке "Тулома" понемногу выбирается из кризиса. Для его поддержки на 2020 год предприятию выделили из регионального бюджета на погашение просроченной кредиторской задолженности 87,8 миллиона рублей, на 2021 год запланировано порядка 40 миллионов.

Безусловно, совсем без поддержки не остаются и фермеры. С 2019 года в Мурманской области действует федеральная программа "Агростартап", участником которой может стать даже тот предприниматель, у которого пока нет собственного агрохозяйства. На региональном уровне работает программа субсидирования части затрат на приобретение техники, в ее рамках фермер может вернуть до 60 процентов затрат на свою покупку. Организация может получить компенсацию на сумму до пяти миллионов в год, а ИП или крестьянско-фермерское хозяйство — в пределах 2,5 миллиона.

— Это, конечно, немного, но отечественный трактор приобрести можно, — подчеркнул Георгий Нуреев, директор Центра компетенций в сфере сельскохозяйственной кооперации и поддержки фермеров Мурманской области. — Но дорожают горючее и корма, поэтому финансирование этих программ необходимо увеличивать.

По мнению Виктории Смирновой, чтобы северные села развивались, без малых и средних хозяйств не обойтись, так как они способны держаться на плаву даже при минимальных субсидиях и создают рабочие места для местных жителей. Но для их поддержки точечных финансовых вливаний недостаточно. Необходима отдельная инвестиционно-инновационная стратегия, которая даст ответ на вопросы, какие пути развития фермерства в разных регионах можно считать наиболее перспективными, какие существуют инновации в этой сфере и какие из них стоит поддержать. Отдельным пунктом должно быть развитие рынков сбыта для сельхозпродукции — необходимо создавать альтернативу ретейлерам, которые предпочитают работать с крупными предприятиями.