Спасение Мушки, Баварии и Таймыра

0
28

Недавно в одной из конюшен Ленинградской области появилась на свет Комета — первая представительница мезенской породы лошадей, родившаяся в этом регионе. Ее мать — рыже-саврасая Кама — родом из села Дорогорского Архангельской области. В феврале этого года фермер сдал ее оптовику из Чувашии. Кама могла закончить жизнь на бойне… Но энтузиасты собрали деньги на выкуп мезенки и нашли ей новых хозяев под Петербургом, для которых она стала любимой домашней лошадью.

 Спасение Мушки, Баварии и Таймыра

Фото: Архив Ивана Толстова

Таким же образом были спасены три племенных жеребенка — Мушка, Бавария и Таймыр. Их передали молодой семье в родном Мезенском районе. Эта тройка положила начало общественному движению по сохранению и популяризации старинной северной породы. Уже более сорока жеребят и взрослых лошадей нашли новый дом в Архангельской, Ленинградской, Вологодской областях, Карелии, Пермском крае и других уголках большой страны.

Табуны красоты

А началось доброе дело с впечатляющих снимков. Биолог и фотограф Иван Толстов из Подмосковья увлекался аборигенными, то есть уникальными местными породами лошадей. Он часто снимал башкирскую породу, но ничего не знал о мезенках, пока в 2018 году не оказался на их родине.

— Я увидел прекрасных лошадей, которые ходят в свободных табунах, и стал их снимать, чтобы донести до людей эту красоту. Аборигенные породы лошадей России малоизвестны, а некоторые из них вообще исчезли. Почти не стало карельской, уходит печорская, а мезенской повезло больше других — благодаря ученым-энтузиастам ее признали заводской породой, — рассказывает Иван.

Но вскоре восторг сменился удивлением. Побывав в фермерских хозяйствах Мезени, Толстов узнал, что практически весь ежегодный приплод сдается приезжим оптовикам и уходит на производство конины. На Севере такое мясо просто не будут покупать — здесь лошадь всегда была другом и членом семьи. Однако не спешите осуждать фермеров: они тоже участвуют в сохранении породы, только не могут оставлять у себя всех жеребят. Их продажа позволяет хозяйствам продолжать работу.

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
В столице открывается Ломоносовский дом

И все же смириться с этим Иван не мог. Он призвал своих подписчиков в соцсети выкупить обреченных мезенок: пусть они не достаются мясникам, а живут у настоящих конников и радуют мир.

Тем временем снимки Ивана Толстова увидела петербургский кинорежиссер Татьяна Перцева.

— Мой папа был родом из Мезени, — вспоминает она. — Когда его не стало, я искала информацию о тех краях и наткнулась на красивые фотографии мезенок, с удовольствием их рассматривала… И вдруг узнала, что жеребят начали продавать оптовикам! Решила по мере сил вмешаться в эту историю. Все очень просто: чтобы жеребенок не ушел на мясо, ему надо где-то жить. В Архангельской области для мезенок не найдется столько новых хозяев, иначе весь приплод сразу бы разбирали. Значит, надо искать желающих в других регионах, а для этого надо их информировать.

Добрых людей много, но не каждый может взять к себе лошадь. А вот перечислить небольшую сумму на ее выкуп вполне по силам. Так появился наш фонд помощи жеребятам мезенской породы.

Деньги на спасение Мушки, Баварии и Таймыра собрали за пару недель. Потом спасли кобылку Каму… Причем найти средства на выкуп — это лишь полдела. Лошадей надо еще вывезти с Мезени в специальном автомобиле-коневозе. А дорог до некоторых деревень практически нет, особенно в межсезонье. Поэтому обычно такой переезд устраивают зимой.

 Спасение Мушки, Баварии и Таймыра

Фото: Архив Ивана Толстова

Добрые и спокойные

Одной из первых на призыв спасти жеребят откликнулась Светлана Попова из Ленинградской области. Профессиональный зоотехник, она работает с лошадьми с 1986 года. Сейчас у нее свое фермерское хозяйство с конюшней. Семнадцатилетний сын — полноправный помощник, у него первый разряд по конному спорту.

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
В НАО Прокуратура защитила права сироты из посёлка Искателей на получение квартиры

— Я организовала три рейса коневозов из Мезенского района в нашу область. Это была очень тяжелая и опасная перевозка: жесткие зимние условия, напуганные лошади… Всего мы привезли семнадцать голов молодняка, из них десять вначале остались в нашей конюшне, затем часть разъехалась по новым владельцам, — поведала Светлана. — Сейчас у нас живут три кобылки и два жеребчика. По приезде все мезенки прошли ветосмотр, исследования крови, вакцинации и другие процедуры. Всех поставили на усиленное сбалансированное питание. Большинство округлились, стали активно расти. Все уже обучаются работе на корде.

Одни жеребята быстро доверились человеку, другие поначалу осторожничали. Но все мезенки уже полюбили новых хозяев: охотно подходят, берут угощение и с радостью идут на совместные прогулки.

— Эта порода — наше общее достояние, она найдет много поклонников, — считает хозяйка конного дома. — Мезенские лошади добронравны, спокойны, неприхотливы в работе и содержании. Они прекрасно подходят для обучения детей и взрослых верховой езде, для конных прогулок и туризма.

За выносливость и невысокий рост мезенок называют арктическими пони. Они не боятся ни морозов, ни жары, ни гнуса. Впечатляет их способность идти по снегу с грузом — мезенки как будто плывут по сугробам. Они умеют добывать корм из-под наста, а едят практически все, вплоть до коры и хвои. Первое упоминание о породе относится к 1618 году, но знатоки считают, что ей может быть до тысячи лет.

Забронировать жеребенка

Вокруг фонда помощи мезенкам сразу образовалось сообщество поклонников этой породы, поэтому дело решили продолжать, ведь жеребята появляются на свет каждый год. Только теперь деньги уже не собирают всем миром — будущие хозяева сами выкупают мезенок по приемлемой цене. А энтузиасты по-прежнему помогают с выбором и перевозкой лошадей на новое место.

Ещё на MyArkhangelsk.Ru:
Северодвинск — в топе по числу заболевших COVID-19. В Архангельской области за сутки выявлено 253 новых случая

Эта работа ведется совместно с селекционным центром по мезенской породе лошадей Архангельского НИИ сельского хозяйства. Ее сохранением он занимается с 1993 года, в селе Долгощелье создана единственная в России генофондно-племенная ферма породы. Регион помогает субсидиями на ее развитие, в котором участвуют и сельхозпредприятия. Сегодня в Поморье насчитывается более четырехсот мезенок.

— Нам не хватало людей, которые бы занялись продвижением нашей породы в интернете, — поясняет руководитель центра Ирина Юрьева. — И вот появилась целая команда, помогающая в этом. То, что порода распространяется по регионам страны, пойдет ей только на пользу. Самое главное — выкупленные лошади будут жить. И они станут хорошей рекламой для всех мезенок. Очень надеюсь, что в результате в Мезенском районе не придется сокращать маточное поголовье и у нас останется возможность отправлять лошадей в другие регионы.

Май — время массовой выжеребки, а это значит, что скоро подрастет новое поколение мезенок. Летом Иван Толстов снова устроит им фотосессию и разместит снимки с рассказами о жеребятах в соцсетях. Их даже можно будет забронировать, выбрав пол и масть будущего любимца. А зимой из мезенских деревень во все концы страны снова поедут коневозы. Потому что лошади должны жить.

 Спасение Мушки, Баварии и Таймыра

Фото: Архив Ивана ТолстоваКстати

Все мезенки, которые идут на продажу, — племенного качества. После генетической экспертизы они получают подтверждающие это паспорта.

— Покупатели отмечают хорошую психологическую устойчивость жеребят, — подчеркивает хранительница породы Ирина Юрьева. — Совсем еще дети, они быстро понимают, что от людей нужно ждать только добра, и полностью социализируются. А во время занятий жеребята смотрят на человека и ждут его подсказки. Они очень умные и доброжелательные, у них нет никакой агрессии к людям.